13:37 

Маршалл Ли
yesterday I died;
Не обращайте внимания, у меня депрессия, и я просто все кидаю сюда для галочки.

Название: who am I to disagree?
Автор: Маршалл Ли
Фандом: Glee
Рейтинг: G
Размер: 1143 слова
Пейринг: Квинн-центрик, Блейн/Квинн, намеки на Квинн/Рэйчел, Пак/Квинн
Жанр: angst, философия, психология.
Предупреждение: AU, OOC, ошибки автора.
Дисклеймер: Мерфи (с)
Саммари: «Квинн никого не слушает. Ей некого слушать».

Ты думаешь, что сходишь с ума, но ты уже сошел с ума. Твой мозг прокурен до омертвения, каждая твоя клеточка черна, если жива, то зависит от нереальности.

Ты уже не живешь, и даже не выживаешь, и тем более не существуешь, ты – находишься на земле. Ты был рожден, ты жил, но ты умер. Подсознательно умер, нет у тебя ни души, ничего.

Мир не такой, каким бы ты мечтал его видеть. Мир – огромный Монстр, с зубами, с капающей слюной, зелеными соплями, кровью в глазах, с отравленной злобой на все человечество.

Ты хочешь спастись, но силы выкачали вместе с кровью, как будто ты донор.

Тебе не убежать от мира, от Монстра.

Тебе не убежать от своего мертвого сознания.

Монстр съел тебя давно, проглотил засохшее тело.

Монстр не жевал тебя, просто глотнул, а позже выблевал на асфальт.

Ты не вкусный, сказал он.

Ты мерзкий, сказал он.

Ты жалкий, ты даже мне не нужен, сказал он.

Но ты все равно мертвый где-то там, и все, что говорит о жизни, это все еще бьющееся сердце, ели-ели перекачивающее оставшуюся кровь туда-сюда, распространяя ее по органам.

Но… Есть ли ты? Может, ты фантазия самого себя?

*

Думается, когда кончаются сигареты – кончается жизнь, ведь ее не на что тратить. По крайней мере, так думает Квинн, та самая, кого выплюнул Монстр.

Денег на что-либо нет совсем. А откуда им быть? Она маленькая шваль, изгой, ничтожество, не имеющая уважения, не имеющая ничего.

Ее давно обходят стороной, ее давно никто не видит. Она – невидимка, ищущая что-то, нет, кого-то для себя, похожего на нее, понимающего ее.

Когда-то Квинн думала, что нашла этого ”кого-то”. Думала, что это Рэйчел с ее густо подведенными черным глазами, синими прядями в волосах, такой же черной до черноты одеждой и молчаливым взглядом.

Но она куда-то делась. Она, кто-то, исчезла так же, как и появилась.

Молча.

*

Старый гараж Пака заменил ей дом.

Сломанная раскладушка с жестким матрасом и дырявым пледом заменили ей постель.

Запах бензина и вонючей машины заменили ей цветочный запах магазина.

Крысы и тараканы заменили ей друзей.

Она говорит с ними, как пришибленная, рассказывает о своих делах, проблемах, об оставшихся мечтах, если они действительно еще есть, о том, что ей все еще кто-то нужен.

Крысы и тараканы слушают.

Крысы и тараканы никуда не убегают.

Крысы и тараканы думают, если думают, что она просто чокнулась.

Крысы и тараканы знают, что они ее молчаливые психологи.

Крысы и тараканы спят под раскладушкой, оберегают ее.

Крысы и тараканы – все, что у нее есть.

*

У каждого есть свое место на земле, не всех сожрал Монстр, кого-то он пощадил.

У каждого есть свое место на земле, просто место, где ему хорошо и где ему можно быть.

Бар ”Смерть прошла, жизнь не пришла” – место Квинн.

Смешно.

И Квинн тоже смешно. Бар привлек ее именно названием, еще хорошим барменом, и музыкой. Джаз, соул, блюз и кантри, легкий рок. Никакой попсы, заевшей в ушах, ничего нагружающего.

Живая музыка, живая как жизнь, но не как Квинн.

Здесь можно курить – тебе ничего не скажут.

Здесь можно пить, пока не умрешь – тебе ничего не скажут.

Здесь можно убить кого-то – тебе ничего не скажут.

Отличное место, чтобы заливаться текилой, слезами, жевать сигареты и блевать в туалете.

Это ее место.

*

Говорят, есть разные наркотики. Вызывающие зависимость и легкие, от которых получаешь мимолетный кайф, и тебе не хочется их еще минимум месяц.

Квинн никого не слушает. Ей некого слушать.

Квинн не нужны наркотики. Ей не нужен кайф.

Ей хочется забыться, или умереть. Но не от передозировки. Все будут призирать ее еще больше. А есть кому призирать? Можно и умереть.

Мысли о суициде не покидают ее давно. Но зачем лишать себя… не понятно чего. Ее никто не пожалеет, никто не похоронит ее, никто не скажет хорошего слова.
Никто.

Ищи, говорит ей Монстр, ищи, или всегда так будет.

*

В баре много людей, не протолкнуться. Все места заняты. Какой-то сраный праздник, который нужен, чтобы на жраться и веселиться до утреннего похмелья, и отсутствия головы.

Квинн пришла первой, успела занять себе место.

От нее воняет гаражом, чем-то мертвым, кислыми сигаретами, испорченными духами.

Рядом с ней есть пустой стул.

К ней никто не подойдет, никто, кроме то ли Джейка, то ли Джека, то ли Джона-бармена, не поговорит с ней.

От нее воняет одиночеством. А знаете, как оно воняет?

Смертью.

Смерть тоже воняет. Ее слышно. Бывают предчувствия, кровь застывает, сердце останавливается, нос морщится от запаха гнили, в душе собираются шабаши, и костер горит, догорает.

Ее снова обходят стороной.

- Фабрей, как всегда?

Она кивает то ли Джейку, то ли Джеку, то ли Джону-бармену.

*

Людей поменьше, но так же громко. Квинн отвыкла от тишины, отвыкла от шума, отвыкла от всего, привыкла ни к чему.

Пак обещал забрать ее после двенадцати.

Странно, что Пак ей что-то обещал.

Странно, что Пак вообще есть.

Пак уничтожил ее жизнь, она пошла ко дну, глубокому дну без дна, черно-синему, со своими доисторическими рыбешками, которые никогда не знали света.

Пак ей не друг.

Пак ей все тот же никто.

Но Пак есть.

Есть и это все еще странно, как и раньше.

Он почему-то всегда где-то рядом, где-то зачем, где-то почему-то.

Это радует.

Это не радует.

- Фабрей, добавить?

Она кивает то ли Джейку, то ли Джеку, то ли Джону-бармену.

*

Ближе к одиннадцати к ней подсаживается парень.

Впервые, через несколько лет, к ней кто-то подсел и не скривился.

Он выглядел молодым, может ее возраста, может младше, может, может.

- Парень, тебя тоже жизнь поебала хорошо?

Он не отвечает, смотрит безумными глазами на свой стакан, а зрачки все расширяются и расширяются, сливаясь с потемневшей радужкой.

- Вот надо ж было так наколоться…

Он поворачивает к ней голову и все так же безумно улыбается. Глаза кажутся сплошь почерневшими, как у демонов в знаменитом ”Сверхъестественном”.

- Блейн.

- Ну и хорошо. Тебе меня знать не обязательно.

- Как скажешь.

*

Она почему-то заказывает ему выпить.

Она почему-то говорит с ним.

Нет, он почему-то говорит с ней.

Они смеются хриплыми прокуренными и пропитыми голосами, дурачатся, превращаясь в обдолбленных малолеток.

У Квинн нет денег, они есть у Пака. Пак все оплатит, но зачем ему это?

Квинн не верит в то, что он ее любит, он может жалеть ее, но не любить.

*

Блейн смешной, Блейн потерянный, Блейн такой, как она.

Блейн это Квинн. Квинн это Блейн.

Нельзя подумать, что у нее или у него раздвоение личности.

Они просто есть вдвоем.

*

Монстр больше не смеется над ней.

Монстр куда-то пропал, как когда-то пропала Рэйчел.

Монстр осторожничает с ней.

Монстр знает, Квинн Фабрей нашла себе подобного, и теперь таких же мертвых телом, и душой двое.

Монстр не станет есть ее, он не станет есть его.

Монстр не хочет отравиться ими, ведь они оба отравлены им.

Монстр ничего не спрашивает у нее или у него.

Только один раз, только один вопрос, странный и важный вопрос:

- Довольна ли ты этим?

Ответ такой же странный и важный, ее подержит Блейн, она знает, еще где-то есть Пак.

- Кто я, чтобы не согласиться?

- Никто, шепчет Монстр, хищно улыбаясь и жуя очередную жертву.

Название: scream into my present
Автор: Маршалл Ли
Фандом: Glee
Рейтинг: PG-13
Размер: 2172 слова
Пейринг: Блейн/Квинн/Рэйчел
Жанр: angst, romance, drama, future!fic
Предупреждение: AU, OOC, ошибки автора.
Дисклеймер: Мерфи (с)
Примечание: баннер к фичку.

Уехать предложила Рэйчел. Согласились все. Почему бы не сбежать с чертовой Лимы и не поколесить по дорогам штата Огайо?

*

Асфальт прекращается, вместо него грунтовая дорога, и машину трясет со стороны в сторону, и в воздух поднимаются клубы песчаной пыль. Хочется чихать и кашлять.

*

Они ведут машину по очереди. Обычно.

Сейчас очередь Квинн. В магнитоле играет старый хит 40х годов, что-то в джазовом стиле, и она думает, что Тина неплохо спела бы его, если бы ей давали петь или хотя бы говорить.

На заднем сидении Блейн и Рэйчел стонут в унисон и в обычной ситуации, Квинн бы злилась и ее бы это раздражало, но их ситуация необычная до не возможности.

Все, чего она ждет, это когда наступит очередь Рэйчел вести машину. Тогда она отдохнет и позабавится.

*

Мы все еще дети, чуть старше, но дети. Нам кажется, что утехи и мелкие не бесконечные радости жизни будут продолжаться, вновь и вновь, чередуясь в разных комбинациях.

Мы не знаем, что все слишком быстро кончается, когда в один прекрасный момент, мы так же прекрасно понимаем – мы выросли.

*

В бардачке этой чужой машины две нераспечатанные пачки сигарет и маленькая бутылка виски. Квинн все еще ждет, когда они оба издадут последний вздох, а пока ей остается следить за дорогой, курить эти горькие, но халявные, сигареты, запивая таким же горьким напитком и подпевать под доносящиеся звуки из старой магнитолы.

*

- Твоя очередь, Бэрри. Я тоже хочу.

Рэйчел послушно перебирается на переднее сидение, не заботясь о том, что она только в рубашке Блейна, с вихрем на голове и размазанной помадой.

- Приведи себя в порядок. Мало ли нас могут остановить.

- Никто нас не остановит, Квинни. Здесь никого и в помине нет. Дальше, наверное, лес.

*

Блейн выглядит одурманенным, нет, обкуренным, каким он есть, и это еще больше возбуждает. На его губах вкус Рэйчел, что добавляет невероятность ощущениям.

*

Рэйчел подпевает под звуки музыки, но Квинн ничего не слышит, только чует запах ее духов на каждой клеточке Блейна и дым от тех самых сигарет.

*

Блейн что-то шепчет в полубреду, но Квинн ничего не разбирает. Ей просто хорошо.

*

Через десять миль наступит очередь Блейна, вот тогда будет еще лучше.

*

Когда они подъезжают к какой-то старой разваленной лачуге, Рэйчел спит в объятиях Квинн. Блейн утомленно окидывает на них свой укуренный взгляд.

- С вами все в порядке, дорогие мои?

Квинн тихо выдыхает ”да”, понимая, как устала от дороги.

*

- Что мы здесь делаем?

Рэйчел сонно бормочет, крепче прижимаясь к Квинн.

- Нам надо где-то переночевать. Тем более, спать в машине не очень-то поможет здоровью.

- Блейн, кто бы говорил о здоровье, как не ты.

- Нуу…

Блейн целует Квинн, а Рэйчел в ответ этому недовольно хмыкает носом – замерзла.

- Ребят, хватит, идем спать.

*

Они спят втроем, как и последние пару лет.

Квинн, как всегда, посередине. Рэйчел лежит так, что ее рука оказывается у губ Квинн, что той всегда безмерно нравилось. Блейн спит, уткнувшись холодным, как у пса, носом в мягкий, с все еще нежной кожицей, живот Квинн.

Тепло.

Тепло, не смотря на холодные сломанные батареи по всему дому.

*

Утром Блейн заявляет, что хочет отстроить эту рухлядь, на что девушки реагируют одинаково.

- И зачем?

- А почему нет? Думаете, мы найдет еще где-нибудь такое жилье, где спокойно может жить втроем?

- Весомый аргумент, Андерсон.

*

Пока Блейн ездит в ближайшие городишки в поисках нужных инструментов и материалов, Квинн и Рэйчел осматривают дом, надеясь, что ничего глобального с ним делать не надо.

*

После долгих прогулок по дому они находят спальню, вполне с нормальной большой кроватью, где они могут уместиться все трое.

- Вот и отлично.

*

Блейн возвращается поздно ночью, купив все, что нужно. И он никак не ждет, что его будут встречать. Скорей всего, они уже наигрались и навеселились, - спят.

Но он видит одинокую фигуру в свете фар у порога дома. Квинн.

*

- Рэйчел спит наверху. Мы пока может занять вторую спальню.

Квинн говорит медленно, шепотом, как будто боясь, что их услышат там, где никто точно и звука не сможет поймать ухом. Ее голос сладкий. Ее хочется.

*

Ее пальцы мигом развязывают тугой узел галстука.

*

Блейн и Квинн сидят на веранде, курят новые сигареты, дороже и качественнее, чем те, что были в бардачке их украденной машины.

Сегодня очередь Рэйчел готовить ужин. Она умеет делать вегетарианскую пищу, а ею особо не наешься. Но никто не протестует. Блейн готовит только завтрак, каждое утро. В основном кухней занимается Квинн, ведь им всем показалось, что лучше ее стряпни быть не может.

*

- Опять вы накурились перед едой! Знаете же, что пища не усвоится.

Они смеются над ней.

*

Дом почти отремонтирован. Блейн купил пару бутылок шампанского, чтобы отпраздновать такое достижение, и несколько хлопушек.

*

Очередную ночь они провели втроем.

*

Их всегда трое. Они одно целое. Если раньше Блейну казался подобный секс невозможным, то за такой долгий период времени и такого детального изучения, он пришел к выводу, что все возможно и даже лучше, чем раньше.

*

Взрослые говорят нам, учат нас, что нужно быть осторожным во всем, что делаешь. Взрослые говорят правильные вещи, они хотят добра нам. Мы не понимаем этого. А если поймем, то – поздно, мы уже те, кто нас учил, но мы уже что-то пропустили в этой жизни.

*

Блейн нашел работу и теперь у них были неплохие деньги. Машину удалось продать и вместо нее купить другую, непримечательную, более удобную, дешевую.

*

Дом семейства Фабрей-Бэрри-Андерсон сиял чистотой.

*

Их псевдо жизнь была все еще наполненной счастьем, радостями. Они не думали о будущем. Зачем? У них все есть. Они есть у себя.

*

Не нужно жить будущим или прошлым, мы должны верить в то, что ждет нас сегодня и прямо сейчас. Мы должны знать, что именно сейчас мы живем, и что завтра, и послезавтра, мы будем жить, как прежде, но лучше.

Прошлое тянет обратно.

Будущее никуда не ведет нас.

*

Веселье.

*

Их счастье кончилось в тот день, когда был ураган. Квинн спала во второй спальне одна; у нее весь день болела голова, и ей хотелось отдохнуть. Для Рэйчел понятие “отдохнуть” означало совсем другое, поэтому она и Блейн заняли основную спальню.

*

Гроза, завывающий ветер и стук окна не мешают Квинн спать крепким сном, ведь они заглушают звуки, доносящиеся с соседней комнаты.

*

- Блядь-блядь-блядь-блядь…

Блейн орет, как сумасшедший, забыв о том, что Квинн давно легла спать и будить ее не стоит. Рэйчел открывает глаза и, недоумевая, смотрит на него.

- Что случилось, Блейни?

- Бляяяяядь.

- Что такое? Ты можешь объяснить?

- Нет, ничего, прости. Я… Нет, ничего не случилось. Показалось.

- Хорошо, а то ты мог разбудить Квинн, а ты знаешь, что она становится злющей ведьмой, если это случается.

- Да-да.

*

Квинн даже не пошевелилась; унеслась далеко за горизонт возможных снов и настоящего счастья.

*

Тогда произошло то, чего Блейну никогда не хотелось. Но кто виноват? Ведь защита лишь на девяносто семь процентов, так? Значит, он попал в остальные три. Плохи дела.

*

Дни шли. Обычно. Ничего важного или слишком особенного не происходило. Блейн как порядочный гражданин ездил на работу нужное время, возвращался точно так же – во время. По традиции, образовавшейся пару месяцев назад, его ждала Квинн.

В эти дни, в эти такие обычные дни, Рэйчел спала все больше, и днем тоже. Когда Квинн спросила это заезженное “что с тобой или все в порядке”, та ответила лишь: ”Мне просто нездоровится; может, съела что-то не то”.

Квинн это устраивало, но настораживало.

А Блейн боялся.

*

Рэйчел начало рвать внезапно. В какой-то момент Квинн подумала, что попала в фильм “Яма”; там у Фрэнки, которую играла молодая Кира Найтли, была булимия, и та умерла из-за внутреннего кровотечения. Но нет, Квинн просто себя накручивает. Рэйчел Бэрри никогда и ничем не болела.

Может, съела что-то не то?

А Блейн боялся.

*

Теперь Рэйчел все время спала во второй спальне, а в основной было совсем тихо. Ситуация с ней сломало в остальных барьер между радостью жизни и ужасающей реальности, и последствий.

*

Квинн не хотела думать о том, что с Рэйчел. Она догадывалась.

Они оба боялись. А что если так, то что?

*

Разбивается первая тарелка, и это кажется абсурдом. Банальной мыльной оперой, которая кончится так, как мы того ожидали. Но тут ничего ожидать, заранее не стоило.

Блейн все еще был в городе, что радовало Квинн. Ей не хотелось, чтобы он участвовал в этом разговоре. Или в скандале? Или в их первой серьезной ссоре?

- Хватит! Я так не могу!

- Рэйч, что ты несешь?! Все же было прекрасно эти три с лишним года. Чем ты не довольна сейчас? Или звездная болезнь вернулась?

- Ах, так я еще и… Мне нужна свобода. Все, что я хочу.

- Свобода? А это, по-твоему, что? Не свобода, что ли? Ты же предложила вырваться ”из душной Лимы в поисках приключений”!

- Так я еще и виновата, да?!

- Не разводи срач и лишний бредовый треп, Бэрри.

Рэйчел замолчала. Резко, как молния в небе может появиться и исчезнуть.

- Ты… Ты не обращалась ко мне по фамилии с…

*

Она убежала на второй этаж. На этом все закончилось.

*

Блейн вернулся поздно, и ему повезло, что он не видел той разбитой тарелки. Ее осколки были убраны с пола, но Квинн казалось, что они застряли у нее где-то между ребер, ближе к сердцу.

*

Он пил с утра холодный чай и нечаянно разбил маленькую вазочку, которую Рэйчел приобрела на блошином рынке по дешевке.

*

Рэйчел все еще спала, и всем повезло не услышать ее криков на этот счет.

*

Квинн не хотела нового дня, новой недели, нового месяца. Нового года.

Она боялась и все.

*

- Поговорим?

- Не хочу, Блейн. Все как-то ушло куда-то, так же?

Сигареты притупляют боль, так вообще-то говорят, но можно ли в это верить? Самоубеждение всегда помогает людям. Так тоже говорят.

- Сейчас все похоже на однообразные будни молодой, но не стандартной семьи.

- Что с ней?

- Я не хочу об этом думать. Я винова...

- Нет, не говори так, я не желаю этого слышать, ясно?

- Ясно.

*

- Я купил тебе новую фигурку, Рэйч. Прости, что разбил прошлую. Они же одинаковые?

Рэйчел смотрит на него с удивлением, почти как тогда, в ту ночь, быстро моргая, и пытаясь сообразить, что к чему. О чем он?

- Какая фигурка? Ну, ладно. Спасибо большое. Она прекрасна.

*

Чем дальше, тем хуже, и вернуть уже ничего нельзя. Да.

*

Все действительно надоедает. Пить не хочется, курить не интересно, наркотики вообще кажутся самым унылым развлечением. Блейн занят работой и деньгами, Квинн – домом, а Рэйчел – ничем.

Нет, собой и своими проблемами.

*

Квинн как-то находит тетрадь в гостиной, когда делает генеральную уборку. Она принадлежит Рэйчел. А кому же еще? Ведь тетрадка розовая со звездочками.

Девочка все еще питает надежды стать Бродвейской звездой. Да.

*

Она не хочет ее читать. Она не должна. Она не может. Никак не может.

Но читает.

*

Тетрадь горит на заднем дворе, вместе с хламом. Рэйчел ничего и не заметит. Вряд ли заметит.

*

А может и заметит, ведь уже второй день она бегает по всем комнатам в ее поисках. Бедная, потеряла книжечку со своими мечтами и обидами на весь мир, и на них.

*

- Я хочу уехать. Как можно скорее, Блейн.

- Рэйчел, о чем ты говоришь? Мы же вроде бы неплохо живем.

- Вот именно, что вроде бы.

- Тебя что-то не устраивает.

- Ты как Квинн, честное слово. Да, меня не устраивает все. Я хочу домой. К отцам.

Блейн выливает кофе на стриженый газон, не заботясь о том, что он его еще не допил, и он еще оставался горячим. После ее слов, кофе казалось разбавленным виски, - таким же противным.

- Хочешь домой? Езжай домой. Найди себе в городе машину на прокат и катись ко всем чертям, если тебе здесь не нравится. Да, эта жизнь не сахар, но и не соль. Можно жить. И хорошо жить.

*

Прощание со всем, что было.

*

- Никогда не видел, чтобы она так быстро собиралась.

Солнце уже садилось далеко за лесом, а эти двое стояли у дороги, провожая взглядом уезжающую тень. Она уехала.

- Она не вернется.

Это был не вопрос, а факт.

- Прости, я послал ее к черту из-за того, что она сказала.

- Рэйчел хотела уехать. Я знаю. Я читала ее дневник. И спалила его, да.

Ей хочется заплакать, но почему-то слезы застряли на пути к глазами, и они сухие. Блейн обнимает ее, давая понять, что она может плакать сколько угодно, даже если не может.

Он держит слезы, старается держать. Сейчас важна Квинн.

- Идем в дом, Квинн. Скоро дождь начнется.

*

В доме опустело совсем. Больше нет звонкого смеха, очень тихо.

*

Они стали нормальной семьей. И есть дом, полностью отремонтированный и оформленный на них, и отличная машина, и деньги, и работа, и они вдвоем. Больше нет понятие ”трое”, есть они, - он и она.

*

На губах Блейна больше нет вкуса Рэйчел, он никогда не запахнет ее духами, он будет самим собой, но другим.

*

- Думаешь, она отдаст ребенка? Все равно аборт делать уже поздно.

- Не надо гадать, Квинн. Это будет ее решением, не нашим. Она теперь одна, а мы с тобой все еще вместе. Я надеюсь.

- Я тебя не брошу, ты все, что осталось у меня. Мы справимся.

*

Блейн справится, она – нет.

Название: trade mistakes
Автор: Маршалл Ли
Фандом: Glee
Рейтинг: PG
Размер: 2594 слова
Пейринг: Блейн/Квинн, Себастьян
Жанр: ангст, сонгфик, дисфик
Дисклеймер: Мерфи (с)
Предупреждение: AU, OOC, ошибки автора.
Саммари: «Блейн начальник детективного отдела. Запутанное дело, которое приводит Блейна к странным действиям, а так же очаровательная незнакомка, ради которой, он сходит с ума».
От автора: для alex chicago и





- Что это? – спрашивает Блейн.

- Труп, Блейн, - отвечает Себастьян.

- Кто это? – продолжает спрашивать Блейн.

- Парень, Блейн, - продолжает отвечать Себастьян.

- Кто это? – повторяет Блейн.

- Парень, Блейн, - повторяет Себастьян, - Ты его знал.

- Я знал? – удивляется Блейн.

- Эванс, - коротко отвечает Себастьян. Улыбается, достает портсигар.

- Не помню такого, - ужас и смятение бегают на лице, - Ты куришь?

Себастьян долго не отвечает. Затягивается. Выдыхает вонючую тучку дыма. Протягивает напарнику сигарету и уходит, оставив его в размышлениях.

Холодная ночь. Очень холодная. Между пальцами тлеет чужая сигарета, а Блейн всматривается в труп “знакомого”. Он знал его? Еще как знал. Знаменитый Сэм Эванс.

- Парень, кто тебя убил? - глубоко внутри, Блейн знал ответ.

Вернее, думал, что знает. Почему он сразу его не признал? Он был пьян. Сильно пьян. Он умеет напиваться так, что не помнит не только происходящее, но и себя. Представьте, не помнить себя!

А он представлял. Довольно отчетливо.

Он представлял, что он мог сделать в “этом” состоянии. Что? Убить. Он мог убить Сэма Эванса и не знать об этом. Его кровь на его руках?

Себастьян что-то знал. Знал и как всегда не сказал ни слова. Или друг просто хочет его защитить? Его не поймешь. То он унижает его, то помогает, то пристает.

А о чем он вообще? Пора бы вызвать ребят, чтобы убрали “друга”, а самому поехать поспать. Сегодня ночью, возможно, он не заснет. Его будет преследовать Эванс и его совесть.

- Чего ты, Блейн, так легко отнесся к этому? Ты же убил, - говорит ему совесть.

- Не твое дело, - отвечает ей Блейн.

- Брошенный Андерсон в собственном теле, что ты предпримешь? – продолжает совесть.

- Пока ничего, - задумывается Блейн, - Нет, поеду домой.

***


Дело не шло. Кто убил, как убили, зачем убили… Все задавали эти вопросы. Блейн, как начальник отдела сидел беспомощный. Все что-то делали: бегали, заполняли бумажки, орали друг на друга, собирали данные, улики, даже Себастьян и тот, не сидел без дела.

А что делать ему? Он главный, а боится. Боится, что это он натворил бед. Каждый раз, он говорит себе не пить, но не сдерживается. Всем надоело наблюдать за пьяным, но “грустным” мистером Андерсоном, который всех посылает.

- Блейн, ты чего? – Себастьян подходит незаметно. Блейн дергается.

- Нормально, - отвечает Блейн.

- Как скажешь, - Себастьян, в своей манере, снова уходит.

Развеяться? В офисе душно. Нет, на улице холодно. Здесь слишком много людей. Лишних людей.

Куда бы пойти прогуляться? На место преступления. А зачем? Наверное, вспомнить.

Тут еще хуже, чем в офисе. Здесь сквозняк, здесь сыро, здесь, как будто прошел дождь, здесь веет смертью, здесь просыпается его совесть. Пусть все исчезнет. Особенно совесть.

- Блейн, а ты уверен, что мне стоит исчезать? – насмехается совесть.

- Да, уверен, - отвечает Блейн.

Надо было остаться в офисе. Надо было. Он простыл. И зачем? Увидеть место, где еще кровь оставила темное, почти черное, пятно на всю стену? Он видел это не раз. Только сейчас ему от этого не хорошо. Ох, как не хорошо. И это ему, Блейну Андерсону, от крови, верее от последствий, плохо? До чего он докатился!

Шаги. Стук каблуков. Ровный, мягкий. Разве каблуки могут так стучать?

Блейн оборачивается. Мимо него проходит девушка. Почему ему кажется, что он ее знает? Почему он всегда всех знает, но не может вспомнить?
Она одаривает его взглядом своих необыкновенных глаз и удаляется дальше по улице.

Интересно, он встретит ее еще раз? Этот городок маленький и неприметный. Здесь почти все друг друга знают. Он обязательно ее встретит. А теперь надо убраться отсюда.

***


- Ты в порядке, Блейн? – привычно спрашивает Себастьян.

- Да, все хорошо, - привычно отвечает Блейн.

- Ладно, не буду мешать, - привычно заканчивает Смайт и уходит.

Все последующие дни Блейн думал о той прекрасной незнакомке. Это глупо и банально, как в дешевых фильмах, но отвязаться от этих мыслей он не мог.

Работа стояла. В офисе все так же душно, а на улице холодно. Ничего никто найти не мог. “Убийца” искусно все сделал. Следов нет, зацепок нет. Скучно.

Развеяться? Опять? Можно пройтись и поискать красавицу. А куда он пойдет? Туда, в то страшное место? В то место, чтобы опять проснулась совесть и, чтобы она шептала, что он виноват?

Если он встретит ее снова, то это того стоит.

Почему здесь такие сквозняки? Не самое подходящее место для убийства, и тем более для спонтанных встреч. Лишь бы она прошла мимо. Лишь бы он увидел ее глаза.

Он оказался прав. Ровно секунда в секунду она прошла мимо, но не взглянула. Дразнит? Посмотри на него. На мгновение, но посмотри.

Она сразу же, подсознательно, послушалась его. Посмотрела. Блейн замер, наслаждаясь этим ощущением. Ощущением спокойности. Если так спокойно, почему его сердце взяло и взорвалось внутри? Влюбился в незнакомку? В какую незнакомку!

Такие встречи продолжались около месяца, пока дело было открытым. Его закрыли, и незнакомка больше не появлялась. В тот момент Блейн подумал, а может здесь есть связь? Или связь есть с ним? Вдруг, если он убьет кого-то, то она будет появляться в том месте?

Эта влюбленность перерастала в маниакальную помешанность. Все ради нее.

***


- Ты снова напился, Блейн? – спрашивает Себастьян.

- Нет, - врет Блейн.

- Ладно, позвони, если я понадоблюсь, - Себастьян уходит, ничего не сделав.

Перед глазами летали какие-то самолетики. Он перепил. Сильно перепил. А вот зачем? Чтобы натворить дел, а потом, если его теория верна, увидеть ее? Он сделает ошибку. Он сделает ее, а потом совесть будет убивать его изнутри.

С работы, он пошел, если можно было так сказать, к местному бару. Блейн не заходил внутрь. Он достаточно выпил, ему больше и не надо.

Он стоял долго. На этой улице не было сквозняков. Было очень тепло, по сравнению с прошлыми днями. Казалось, наступила весна. Не во время.

Он ждал и ждал. Ждал, когда появится кто-то знакомый. Алкоголь потихоньку исчезал из крови, и он почти ясно соображал. Ему нужен был тот, кого он знает. Тот, кого он знает, но которого не жалко. Вот и он.

Арти Абрамс. Умный парень в очках, покинувший свою коляску два года назад. Повезло. Смог. А теперь ему настанет конец. Хороший был парень.

Только, как убить? Блейн такой идиот, что не продумал ничего. С ним были спички, почему-то бутылка с-под виски и еще что-то. Этим что-то был карманный нож. Разве им можно убить? Если он встретит ее снова, то – да.

- Арти, друг! – Блейн выходит из тени с широкой улыбкой.

- Блейн! Давно не виделись, ты как? Все пьешь? – парень успевает сказать только эти слова.

Крика не было. Все было очень быстро. Настолько быстро, как будто он уже это делал. А делал ли он? Наверное, да. А теперь все это “быстро” должно перерасти в “еще быстрее”.

Почему мертвый труп такой тяжелый? А почему он с легкостью, как будто уже так было, тащит его за угол? Блейн знает ответы на вопросы, но боится ответить.

Он вылил все виски на парня. Чирк. Загорелась спичка. Вот уже спичка упала на тело. Вот уже он горит. Пока он ярко пылает, Блейн не заснет сегодня.

Снова будут кошмары, снова будет совесть. А пока ничего нет. Ни того, ни того.

Блейн улыбнулся, всматриваясь в огонь. Глаза начинали болеть, но он терпел. Терпел и наслаждался. Он ли это? Определенно он.
Пора уходить. Если через день он ее не встретит, то он пропал.

***


Их вызвали под утро. Все сходилось. Тот же почерк. Блейн ничего не помнил. Он снова тогда напился. Было жуткое похмелье. Себастьян предупреждал и насмехался. В его глазах Блейн читал, что тот все знает, но не скажет.

Не проще ли спросить у него? Иногда, совесть помогает. Но ему нет.

- Снова труп, Блейн, - повторяет Себастьян.

- Я знал его? – спрашивает Блейн.

- Думаю, да, Блейн, - повторяет Себастьян. Улыбается, достает портсигар.

- Ты что-то знаешь? – наконец он задал этот вопрос.

- Только то, что тебе пора завязывать пить, Блейн, - он протягивает ему сигарету и удаляется.

Чувство, которое можно выразить лишь по-французски. Дежавю. Все повторяется, но Блейн ничего не помнит, а Себастьян уходит, оставив его в размышлениях.

- Что, Блейн, стыдно? – просыпается совесть.

- Нет, я же ничего не помню, - отвечает Блейн.

- Ты знаешь, что не помнишь, - смеется над ним совесть.

Его ждет кипа бумаг, снова душный офис. Как ему туда не хочется. Лучше остаться здесь. Теперь появился сквозняк, теперь опять холодно. А будет ли она? Было ли все напрасно, а?

День прошел. День прошел в тумане и в постоянных спешках. Все снова бегали туда-сюда. Улик не осталось. Было странно, что их не осталось. Было странно только Блейну. Он помнил, что Эванс был убит по-другому. Или ему казалось? В голове жужжали пчелки, и она постепенно взрывалась.

Похмелья не было, что было ему на руку. Но потребность в алкоголе присутствовала так же, как и в том, чтобы снова ее встретить.

Он вырвался из душного надоевшего офиса и отправился на то место. Было так холодно, что он опять простыл. Он дрожал, как щенок. Зачем он вообще пришел? Ответ он знал.

Еще чуть-чуть. Ровно семь секунд и она должна появиться. Блейн молился на это. В душе он знал, что она может и не появится. Лишь бы так не было.
А вот и она. Все так же прекрасна. Все так же обворожительна. Взгляд. Она подарила ему взгляд. Она все знает. Если бы не знала, то не появлялась бы. А может она смерть во плоти? Почему бы и нет? Влюбится в смерть! Кто бы мог подумать.

Эта короткая встреча подарила ему бодрости на весь день.

Дело не двигалось с места, только добавился еще один труп. А Блейн счастлив, как никогда раньше. Себастьян не сказал ничего по этому поводу.

***


Так все продолжалось в течение месяца. Месяц это ее срок? Срок на то, чтобы он мог любоваться ею? Чтобы потом он убил, если он убил, еще кого-то?

Совесть не мучила. Она вообще никаких признаков не подавала. Все его мысли были заняты ею. Работы не шла. Все сидели без дела, как Блейн пару месяцев назад. Себастьян ничего не говорил и даже не спрашивал все ли у него в порядке.

О чем тот думал? Думал ли Смайт, что его лучший друг убийца? Вполне возможно. Иногда, его взгляды были странными и с вопросом – “зачем?”

Блейн не рассказывал Себастьяну о той, что забрала его сердце ужасным способом. Он знал, что тот что-то заподозрит и будет копать глубже
.
Страх. Не совесть – страх. Страх его парализовал, а совесть не просыпалась.

Оставался один, последний, день их “встреч” и Блейн решил с ней познакомиться нормально. Опять на сквозняк, опять в холод. Это того стоит, да?

Через… Через минуту она будет. Должна. Он ждет. Ждет, как всегда. Вот и она. Вот и этот взгляд. Вот и момент, когда он пропадает. Вот и момент, когда надо ее догнать.

- Мисс! – кричит ей Блейн.

Она останавливается. Она ошарашена, так же? Блейн никогда с ней не говорил. Она думала, что взгляда и улыбки достаточно. Видно, ее “сентиментальный мальчик” подумал, что ему этого мало.

- Что ж, Блейн, пора было сделать это раньше, - откликается она.

Она знает его имя? А знает ли он ее? Все перемешалось. Но голос… Ее голос – божественен. Блейн хотел услышать только его.

- Мисс, я вас знаю, да? Скажите, что я вас знаю, - просит ее Блейн.

- Еще как знаешь, - она поворачивается к нему. Идет, цокая своими “мягкими” каблуками, к нему.

Он боится пошевелиться. Нормальная встреча. Нормальный разговор. Хотел ли он его, на самом деле? Страшно.

- Если хочешь знать мое имя, то не стоит. Ты найдешь его в справочнике, если захочешь, - она говорит быстро, отчетливо. Кажется, она куда-то теперь спешит.

- Дай подсказку, - ему она нужна.

- Подсказку? Думал, все так просто? Нет, сам догадывайся, - она смеется над ним. Он чувствует это, - Глупыш, ты думал, что я тут просто так, да? Нет.

- Я увижу тебя снова? – спрашивает Блейн, когда она уже отходит.

- Ты знаешь, что нужно делать, - она уходит. Уходит так, как привык уходить его друг.

Он знает? Еще как знает. Сможет ли он сделать это еще раз? Конечно. Ради нее все, что угодно.

***


Блейн просмотрел все справочники. Все, что есть в городе. По отмечал все возможное. За те пару минут, пока они говорили, он запомнил каждую черту лица, все ее манеры, движения, а так же характерности во всем.

Квинн. Квинн Фабрей. Он нашел ее. Так легко? Она говорила, что все не так просто, как он думал. А получилось наоборот.

Он узнал о ней все, что смог. Себастьяна удивляла его резкая трудоспособность и оптимизм. Он молчал. Молчал, как всегда.

Узнал он не много, а жаль. Она работала врачом в соседнем городе, а сюда каждый день, в одно и то же время приезжала за чем-то. Вот зачем, он не смог узнать. Секрет. Секрет за семью печатями? У Блейна создавалось ощущение, что он не просто ее знает, он с ней когда-то общался. А еще, как ему показалось, она знакома с кем-то из его отдела.

Выяснить с кем? Нет. Не нужно. Не сейчас. Сейчас ему нужна разрядка. Сейчас ему нужна выпивка. Потом посмотрим, что он сделает. Убьет ли он кого-то?

***


Совсем другое место. Другой бар. Другой, но очень знакомый. Он успел напиться еще до этого, по традиции. Он снова дожидался кого-то. Кого-то и снова знакомого ему человека.

Тепло. В прошлый раз была весна, как ему казалось. Теперь лето. Уже не просто тепло, а жарко. Душно, как в офисе. Если бы он курил, а он не курил, то в таком долгом ожидании скурил бы всю пачку. Как бы ни было тепло, его тело содрогалось от внутреннего холода.

Страх. Снова страх. А вдруг его поймают? Он забудет обо всем почти сразу же, после произошедшего. Ему не чего боятся.

Рори. Фамилии он не помнил. Он ирландец и у него жуткий акцент. Подойдет.

- О, Блейн, как ты? – Рори замечает его первым. Оплошность. Ошибка.

- Привет, ирландец, - все кончилось.

Ни какого крика. Все по-старому. Тот же нож, те же спички, та же бутылка. Но что-то изменилось. Блейн почувствовал на себе взгляд. Его застали? Нет. Он чувствует что-то другое.

- Блейн, а ты молодец, - ее голос. Она все видела.

- Квинн? – она спиной чувствует ее удивление. Что не ожидала, что он узнает твое имя?

- Уходим, - она заберет его с собой? – Ты справился.

- Что я за это получу? – спрашивает Блейн.

- Что хочешь, - она касается его плеча. – Только уходим. Пора.

- Хорошо, - он как зачарованный, послушный мальчик, следует за ней.

Куда она его ведет? Зачем? А может она его убьет? Тогда его совесть, наконец, проснется и сделает что-то. Поможет?

***


Блейн не забудет ту ночь никогда. Она повела его в леса, а потом на холм, встречать рассвет. Так красиво. Рассвет, он, она. Они говорили. Много говорили. Два сумасшедших нашли друг друга, подумал в тот момент Блейн и улыбнулся.

В тот же день, его вызвали. Себастьян сначала молчал. Долго, как обычно.

- Труп, Блейн, - он сказал это как-то укоризненно, зная, что тот виноват.

- Я знал его, - повторяет Блейн.

- По-другому и быть не может, Блейн, - заключает Себастьян. Улыбается, достает портсигар.

- Ты же знаешь, да? – спрашивает Блейн.

- Она мне все рассказала, Блейн. Не то, чтобы я одобряю, но ради нее это того стоит, - на этот раз, он не дает ему сигарету, а кидает на асфальт.

- Себастьян, - обращается к нему Блейн.

- Не надо, Блейн. Я, в свое время, так же сходил по ней с ума, - он привычно уходит, оставив Блейна в размышлениях.

Тоже? Он тоже был таким? Понятно, почему они так быстро нашли общий язык когда-то. А теперь… Что дальше? Он будет убивать ради нее, и при этому ничего не понимать?

Кто бы кинул ему веревку, чтобы он смог вылезти из дна сомнений… Он совершил столько всего. Столько ошибок в жизни… Ради нее…

Сегодня ночью, возможно, он не уснет. Он будет думать. Думать много, а потом напьется. А потом что-нибудь случиться. А что случиться? Все, как должно – ради нее.

@темы: фанфик, PG-13, G

   

Сообщество извращенцев

главная