22:18 

и я старенькое принес

Пациент скорее мертв
Кошка скончалась. Мех уже не тот на хвосте. Помалкивай или отведай.
Автор: Рэбушко
Фандом: Glee
Тип: гет
Пейринг: Сэм/Мерседес
Рейтинг: PG-13
Жанр: романс
От автора: Фик состоит из коротких отрывков по каждой серии второго сезона с 4 по 22 (кроме «Похорон»). История отношений Сэма и Мерседес, которую нам не показали.

Duets
Сэм Эванс – блондин, и это многое объясняет.
На уроке географии новенький путает Мексику и Нью-Мехико, на астрономии называет самой ближайшей к Земле звездой Луну, а на литературе цитирует отрывки из комикса «Пипец». Мерседес фыркает и смеется, хотя не может не признать Сэма миленьким. На уроке физкультуры он проходит мимо нее в футбольной форме и улыбается. Мерседес не может не улыбаться в ответ.
Через неделю Сэм присоединяется к хору.
– Ты такая… вау! – Говорит он на следующий день после того, как они с Сантаной пели «River Deep, Mountain High».
Мерседес снисходительно благодарит. Она знает, что она «вау». Хотя в глубине души, ей ужасно приятно.

The Rocky Horror Glee Show
Мерседес Джонс – черная, и это тоже многое объясняет.
На репетиции «Rocky Horror» она выкладывается на полную, с огромным удовольствием изображая чокнутого доктора-трансвестита. Ее энергетика распространяется на всех вокруг, даже на мистера Шу и мисс Пилсбери, которые не даже участвуют, а просто наблюдают. Мерседес играет главную роль и старается сделать так, чтобы и остальным было рядом с ней комфортно.
– Черта-с два, мистер Шустер! – Громко заявляет она и тащит за локоть смущающегося Сэма. – Если ему неудобно в таких коротких шортах, он не должен из-за этого мучиться!
Сэму и правда неловко, он даже не знает, от чего больше: оттого, что приходиться ходить по сцене почти нагишом, или оттого, что за него заступается девчонка.

Never Been Kissed
Сэму Эвансу нравится Квинн, и с этим ничего не поделаешь.
Они вместе уже почти неделю, никто даже не удивлен. Мерседес рада за них: за Сэма, которой смог найти себе девушку в новой школе, за Квинн, которая наконец-то начала выбираться из послеродовой депрессии. Помня о тех временах, когда Фабрей жила у них, миссис Джонс приглашает Квинн на чай с черничным пирогом. Конечно же, приглашение принимается.
– У вас это серьезно? – Спрашивает Мерседес у Квинн, когда они моют посуду.
– Я не знаю. Он очень серьезен в отношениях, меня это пугает. Я не думаю, что я пока готова к чему-то такому. Если честно, парень мне сейчас нужен только для того, чтобы стать королевой бала на выпускном, больше незачем. – Неохотно признается Фабрей.
Мерседес открывает рот, чтобы возмутиться, чтобы объяснить Квинн, что нельзя так поступать с Сэмом, но… это, в конце концов, не ее дело.
Но больше Квинн на чай не приглашают.

The Substitute
Мерседес Джонс с кем-то встречается, но в этом никто не уверен.
Курт рассказывал, что устроил ей свидание с парнем из футбольной команды, Энтони. Сэм его почти не знал – кроме как на поле, они нигде не пересекались.
– Ты уверен, что все будет нормально? – В очередной раз спрашивает он у Курта, встречаясь с ним в коридоре.
– Откуда такая забота?
– Просто беспокоюсь, – бурчит Сэм, и больше не лезет с вопросами.
Действительно, какое его дело? Он просто порадуется за подругу по хору, если у них с Энтони что-то получится, или разберется с ним, если он обидит Мерседес.
Да, точно. Так ему и следует поступить.

Furt
Сэм Эванс, возможно, не такой, каким его все считают.
Квинн прикладывает завернутый в полотенце лед к его синяку.
– Я так горжусь тобой из-за того, что ты сделал для Курта, – с нежностью произносит она, и другие девушки ее поддерживают.
Даже с подбитым глазом после драки с Карофски Эванс остается бесконечно милым.
Мерседес думает, что Квинн ужасно повезло, возможно, повезло даже чуть больше, чем та сама думает. Не каждому хватит смелости пойти и заступиться за человека, с которым ты едва знаком.
– Ты повел себя настоящий мужчина, Сэм, – искренне говорит Мерседес.
И несмотря на холодный лед щеки Сэма все равно краснеют.

Special Education
Мерседес Джонс, возможно, не такая, какой кажется.
Соло на Отборочных Сантана получает без проблем, не встретив практически никакого сопротивления. Рэйчел, конечно, ломает комедию и строит из себя героиню драматического спектакля, но мистер Шустер держится своего странного плана.
На вопрос Сэма о том, почему она не боролась за соло, Мерседес отвечает:
– Я почти привыкла. Мы одна семья, и у каждого из нас должен быть шанс. Я думаю, ты, Квинн, Сантана… вы хороши, ребята. А я вполне могу спеть и на Региональных, если Рэйчел только не решит из-за этого выброситься из окна или еще что-нибудь такое выкинуть. Они смеются, и Сэм понимает, что Мерседес и на Региональных петь не будет. Он и подумать не мог о том, что эта гордая поющая об уважении девушка так дорожит отношениями в хоре, что готова жертвовать своими желаниями.

A Very Glee Christmas
Сэм Эванс не слишком верит в чудеса, и это ужасно странно.
Он скептически относится к идее Арти сводить Бриттани к «настоящему» Санте, а в торговом центре, сидя на коленях у стареющего негра в красном костюме, просит на Рождество только гигиеническую помаду.
– Ты мог бы быть помягче, хотя бы ради Бриттани, – делает замечание Мерседес.
– Ты не знаешь, что со мной, – резко отвечает Сэм.
Резче, чем надо было бы.
О том, что его семья потеряла дом, Мерседес узнает только через несколько месяцев. Да, пожалуй, поводов верить в чудеса у Сэма было мало, но…
– Знаешь что, парень, – заводясь, начала она. – Я, может, не зубная фея, но точно знаю, что чудеса бывают. И если тебе плевать на то, есть они или нет, прояви хотя бы немного У.В.А.Ж.Е.Н.И.Я. к Бриттани и ее вере.
Через час Сэм предлагает Арти поговорить с тренером Бист и устроить для Бриттани настоящую встречу с Сантой.

The Sue Sylvester Shuffle
Мерседес Джонс сдается, и это просто невероятно.
Напряжение перед финальным матчем растет. Сэма уже тошнит даже от его собственной форменной куртки, остальных футболистов он попросту не может видеть. Члены хора и спортсмены грызутся из-за всякой ерунды, все нервничают и срываются друг на друге. Вчера Финн наорал на Квинн, и Сэм с ним чуть не подрался. А сегодня его облили слашем хоккеисты, решившие, что теперь они в этой школе на вершине.
Мерседес молча помогает Сэму вымыть фруктовый лед из волос. Только в конце она говорит:
– Я ужасно завидую Курту. В Далтоне все так уважают друг друга, у них бы никогда не было таких отстойных отношений между двумя школьными кружками. Еще чуть-чуть, и я просто уйду из хора.
Сэм не верит своим ушам.
– Все не так плохо, – пытается он ее переубедить. – Скоро все закончится, и вот увидишь – все будет здорово. Мы вместе выиграем кубок, потом вместе поедем на Региональные. Квинн, Сантана и Брит вернутся в хор. Мы же семья, помнишь?
Мерседес улыбается. Впервые за эту чертову неделю.

Silly Love Songs
Сэм Эванс чувствует себя ужасно глупым.
В День святого Валентина Квинн свалилась с мононуклеозом, и причина тому, возможно, измена. Лучше бы он был одинок, как Мерседес. Сэм ужасно завидует ее настроению, тому, как она радуется за другие пары, помогает Рэйчел делать «Фейерверк», вытаскивает всех ребят в «Брэдстикс» на выступление Уорблеров и дарит всем вокруг крохотные валентинки. У Сэма есть одна. Кажется, на этот День святого Валентина, ему перепали только две: от Мерседес и от Бриттани. Правда, Пирс сделала две ошибки в имени «Сэм», что наводило на мысли, что, может быть, открытка предназначалась не ему.
Когда все выходят из кафе, Мерседес крепко обнимает Сэма и Пака.
– Я люблю вас, ребята, – просто произносит она.
Лицо Пака озаряет идиотская ухмылка, которая, как все в хоре уже заметили, обычно ведет к тому, что Пакерман отпускает какую-нибудь пошлость. Сэм не может этого допустить.
– Мы тоже тебя любим, – перебивает он еще не успевшего заговорить Пака и целует Мерседес в щеку.
Он очень надеется, что больше никто не заболеет мононуклеозом.

Comeback
Мерседес Джонс чувствует себя девушкой, и это просто идиотизм.
Но Сэм Эванс в роли Джастина Бибера – это еще больший идиотизм, вроде бы. Мерседес не понимает, почему предательски краснеет, когда слышит в его исполнении «Baby», а потом и «Somebody to love». Мерседес глупо улыбается, когда вспоминает выступления Сэма, и совершенно не хочет думать о причинах.
Когда Сэм уходит от Квинн к Сантане, она впервые в жизни чувствует ревность. Не сильную. Но достаточную, чтобы начать беспокоиться.

Blame It On the Alcohol
Сэм Эванс чувствует себя настоящим крутым парнем, и это весело.
На вечеринке у Рэйчел все, кроме Финна и Курта, умудряются напиться вхлам (спасибо Паку и бару мистеров Берри). Сантана плачет и целует его. Кажется, она ужасно несчастлива, но когда слизывает с живота Бриттани соль, ей, вроде бы, становится легче. Рэйчел предлагает сыграть в бутылочку, и Сэму, никогда раньше в нее не игравшему, эта игра кажется одновременно и забавной, и возмутительной. Он целуется с Бриттани, потом с Тиной, снова с Бриттани (она говорит, что дело в «блондиномагните»), а потом горлышко указывает на Мерседес.
От нее пахнет текилой и ванилью, а ее губы имеют легкий привкус вишневой помады. У Сэма возникает очень странное и приятное чувство, как будто… так и надо. Он не смог бы назвать это иначе.

Sexy
Мерседес Джонс не уверена в себе, но это незаметно.
Тема недели сексуальность, а она не может понять, какая она – сексуальная Мерседес? Ах, был бы рядом Курт… но он слишком занят в Далтоне и не может выбраться, чтобы встретиться. Мерседес перебирает дома диски, пытаясь отыскать песню, которая раскрыла бы ее в полном объеме. Возможно, песня Бьонс «Why don’t you love me?» подошла бы, но Мерседес не уверена, что не вложила бы в эту песню двойной смысл
Впрочем, она не одна такая. Сэм и Майк тоже ничего не могут придумать, хотя Чанг в последний день все-таки выкрутился импровизированным танцем, после которого в его сексуальности уж точно никто не сомневался.
– А что с тобой? Почему ты не выступил? – Спрашивает Мерседес у Сэма.
– Я немного не уверен. Я встречаюсь с Сантаной уже две недели, а до сих пор не… ну, ты понимаешь. Кажется, я единственный парень в этой школе, который столько времени встречался с Сантаной и остался девственником. – На одном дыхании заканчивает Сэм и краснеет от собственной откровенности.
По дороге от школы до остановки они дурачатся, распевая дуэт Энрике Иглесиаса и Сиеры, и получается неожиданно здорово. Ребята решают спеть «Taking back my love» в хоре, но так и не начинают репетировать, и вскоре забывают об этом.

Original Song
Сэм Эванс расстается с девушкой, и совершенно счастлив.
Проблемы никуда не делись. Он все еще практически бездомный, а его родители – безработные, но на душе стало гораздо легче от того, что ему больше не посвятят песню про рыбий ротик.
Он честно пытается написать песню, но дальше строчек «Я тебе ужасно рад, мой поющий шоколад» дело не идет. Почему поющий? Зачем шоколад? Сэм понимает, что все это абсолютно бессмысленно и завидует песне Пака про большепопое сердце.
А потом выступает Мерседес со своей песней, и Сэму кажется, что поющий шоколад – это как раз что-то вроде нее. Задуматься над этим он не успевает, потому что с мысли его сбивает Сантана с предложением спеть еще одну версию «Рыбьего ротика». Название песни Мерседес приходится как раз кстати.

A Night of Neglect
Мерседес Джонс расстается со своими глупыми представлениями.
Предложение Лорен завысить свои требования в хоре было здравым и по-своему заманчивым, но Рэйчел смогла открыть Мерседес глаза на то, что такое настоящее уважение.
Когда Сэм объявляет ее номер и уходит в зал, Мерседес появляется на сцене и понимает, что это то, чем она может заниматься всю жизнь: делать любимое дело для любимых людей, и плевать на ненавистников. Ее любят и уважают, а что еще нужно?
Ребята обнимают ее после концерта, Курт и Блейн присоединяются. А Сэм снова говорит, что она была «Вау». Мереседес другого комплимента и не нужно.

Born This Way
Сэм Эванс – лжец и предатель, но никто об этом не знает.
Что же написать на футболке для «Born this way»? «Бездомный»? Возникнут вопросы, а он так отчаянно пытается сохранить все в секрете, держаться и не сдаваться, хотя бы ради Стива и Стейси. Достаточно того, что знают Квинн и Курт, знают и молчат – Сэм им за это благодарен. Он хотел сказать еще и Мерседес, но передумал. Ему нравится Мерседес, но она по секрету делится всем со своими близкими, а это весь хор.
Сэм печатает на майке «Рыбий рот», хотя рот – это последнее, что его волнует в собственной внешности.
После выступления он чувствует себя паршиво как никогда.

Rumours
Мерседес Джонс ужасно стыдно.
Она и раньше верила слухам и порой сама их распространяла, но впервые кто-то пострадал. Она пытается представить, как чувствовала бы себя на месте Сэма, и ей хочется плакать. Мерседес всю неделю приезжает после школы в мотель, чтобы погулять со Стейси. Ей кажется, что это только для того, чтобы загладить свою вину перед Сэмом.
Она даже не задумывается над тем, почему перед сном до мельчайших деталей представляет, в чем идти в школу на следующий день и даже иногда будит Курта среди ночи, чтобы что-то уточнить.

Prom Queen
Сэм Эванс вроде бы влюбился.
Конечно, это не свидание. Было бы отстойно считать свиданием вечеринку, на которой за тебя платят две девчонки, одна из которых тебя порой бесит. Сэм предпочел бы пойти на выпускной вдвоем с Мерседес, но не может позволить себе ее пригласить. Он думает, что хочет позвать ее потому, что они оба свободны, а за то время, пока Мерседес помогала ему со Стейси и Стивом, они неплохо сдружились.
Все это вранье тает, как туман, когда он видит ее в платье. Она потрясающе красивая. И она танцует с ним. Это так здорово, что больше похоже на Рождество, чем на выпускной.
Сэм дает себе слово, что пригласит Мерседес в «Брэдстикс» сразу же, как сможет себе это позволить.

New York
Мерседес Джонс совершенно точно влюбилась.
Пока они с ребятами в номере отеля без особого энтузиазма пытаются написать песни к Национальным, Мерседес и Сэм шепотом флиртуют, толкаются, и это чудо, что еще никто из хора не понял, что происходит. Сэм, делая вид, что занят делом, рисует для Мерседес медвежонка. Это все, что умеет рисовать Сэм, ну, кроме еще R2D2 и Дарта Вейдера, но это было бы не романтично.
После выступления он обнимает Мерседес прямо на сцене, и уже даже близок к тому, чтобы повторить подвиг Финна и поцеловать ее. Он делает это позже, в коридоре отеля, когда страсти утихают, и Сантану удается уложить спать.
– Я ужасная подружка, – взволнованно говорит Мерседес после поцелуя. – Я никогда ни с кем не встречалась, ну, Пак не в счет, я точно все испорчу.
– А я бездомный. – Пожимает плечами Сэм и снова ее целует.
Когда они летят в Огайо, он всю дорогу держит Мерседес за руку.

Хор – место, где секретов долго не бывает. Они оба знают об этом, но все равно не рассказывают о своих отношениях.
Просто чтобы посмотреть на лица ребят, когда они узнают, что Сэм и Мерседес встречаются уже все лето.
Оно того стоит.


крохопульки без шапок

Свой первый раз Рэйчел отдала Паку – горько, болезненно и отчаянно. Пока Финн по коридору вел за руку Квинн, мечтавшую об идеальном платье и короне, Рэйчел прямо из горла пила дешевое кислое вино с привкусом медицинского спирта, смеялась над не смешными и пошлыми шутками, обнимала почти искренне, целовала почти желанно. А потом Пак предложил перебраться на постель, совсем как тогда, почти год назад, и Рэйчел не сказала "нет". Рэйчел вообще ничего не говорила, и Пак сходил с ума от этой ее непривычной покорности и молчаливости. По-плохому так сходил с ума, грубо царапая нежные соски жесткими от струн пальцами, прикусывая тонкую бледную кожу зубами, оставляя метки, которые никому из них не были нужны. Рэйчел пыталась представить себе Финна на месте Пака, но непривычная резкая боль мешала, путала мысли. Рэйчел бездумно рассматривала потолок в своей комнате, чуть отклеившийся уголок обоев и изредка смахивала набежавшие слезы. А потом боль ушла, стерпелась, осела между ног колючей тяжестью, постепенно обволакиваясь тонкой пеленой возбуждения, хрупкой и обжигающе горячей. Было бы так в первый раз с Финном? Рэйчел не знала. Она уже никогда не смогла бы это узнать – свою девственность она отдала Паку и решила никогда об этом не жалеть.
И с перым возбужденным стоном Рэйчел Пака словно отпустило. Рэйчел всего лишь девушка. Красивая, а без одежды даже сексуальная. Она больше не девушка лучшего друга, поэтому он может перестать наказывать себя и ее дурацкой ненужной грубостью. У маленькой еврейской девочки сегодня праздник, и Пакзилла подарит ей лучший подарок.
Пак старался, как мог, но Рэйчел в ту ночь так и не кончила. Если, конечно, не считать за оргазм ее рвоту на простынях через минуту после того, как Пак вышел из нее и швырнул под кровать использованный презерватив. Как хорошо, что Рэйчел позаботилась о контрацепции – еще один плюс в ее пользу по сравнению с Квинн Фабрей. Только Финну таким не похвастаешься, не позвонишь в половине первого ночи.

– О, боже! – Бриттани облизывает пальцы. – На вкус это совсем как черника.
– Все потому, – загадочно отвечает Сэм, – что это и есть черника.
Бриттани смеется и прижимается к его плечу. У обоих руки по локоть в фиолетовом соке, розовых разводах и ошметках ягод. На футболке Сэма огромное пятно, а у Бриттани перепачканы юбка и колени. Кончиком пальца Сэм стирает дорожку сока с ее колена, ведет по бедру, улыбается, глядя в глаза.
Бриттани светится.
Когда они сидят вот так рядом, на улице, Бриттани чувствует себя так, словно они на радуге, а не скамейке в крошечном парке Лаймы. Сердце Бриттани растет, становится больше и шире. Его надувает любовью, словно воздушный шарик гелием. Бриттани любит всех, но особенно – Сэма. Бриттани кажется, что она любит кого-то еще, но она забыла. В сущности, это неважно, потому что Бриттани действительно любит всех. Может, завтра она полюбит кого-то еще.
– Если бы Курт был сейчас в школе, он был бы первой леди, – тихо говорит Бриттани, перебирая пальцами мозоли от струн на ладони Сэма. – Как думаешь, а я могла бы стать второй?
Сэм улыбается. Сэм всегда знает, что сказать.
Если он не уверен, он целует Бриттани.

Холодное воскресенье в канун Рождества пробирает ветром и ледяными снежинками, мокрыми хлопьями сыплющимися с небес. Тина ежится в своей короткой курточке и устало бредет по улице, разглядывая витрины. У нее в кармане осталось двадцать долларов на подарки друзьям. Сумма небольшая, а список тех, кого стоило бы отметить хотя бы пустячком, слишком длинный для двадцати долларов. И она еще не решила, будет ли включен в этот список Майк. Они не разговаривали с начала сентября. Они вообще не так уж много говорили, когда были вместе. Майк в принципе всегда был немногословен и предпочитал слушать. Может, поэтому они и расстались. Тине надоело на свои монологи получать смайлики и нейтральные фразы вроде "Ок", "Я рад" и дежурное "Люблю тебя".
Вспомнив о Майке, Тина остановилась и сердито топнула ногой, злясь на саму себя. Ей бы стоило поехать в Чикаго, хоть раз. Взять его за руку, обнять и не говорить ни слова. Но все упиралось в дурацкие фразы, которые не могли передать ее тоску и скуку. Она любила Майка. Долго, трепетно, всей душой и взаимно. Но глупые километры убивали все.
Тина топчется на месте, пытаясь согреться. Перед ней витрина кондитерской, и Тина с теплой улыбкой вспоминает, как ходила сюда на свидание с Майком. И какой там вкусный чай. А Майк обожал здешние пирожки с заварным кремом.
Тина вытаскивает из кармана куртки телефон и пишет смс: "А в Лайме идет снег". Ни секунды не колеблясь, отправляет Майку. Ответ приходит тут же: "Я знаю".
Задумчиво постукивая себя по губе телефоном, в поисках нужных слов, Тина снова поднимает глаза на светящуюся витрину.
На черном фоне грифельной доски с написанным на ней мелом текстом рождественской акции она видит отражение за своей спиной.
Майк улыбается и прячет руки в теплые карманы пальто.

Сначала она позвала в гости. То есть, не просто позволила проводить до порога, снизошла до короткого целомудренного поцелуя и отправила восвояси, а предложила зайти, сама сварила кофе и даже угостила куском домашнего пирога.
Пак не любил кофе, но все равно пил.
- Знаешь, я рассмотрела твое предложение, Пакерман.
Лорен сняла очки и положила их рядом с собой на обеденный стол. Задумчиво простучав ногтем по столешнице какой-то мотивчик, хмыкнув своим мыслям, еще и распустила волосы. Пак считал, что с распущенными ей куда лучше, и она это знала.
- Какое предложение? – спросил Пак, недоверчиво глядя, как девушка одну за другой расстегивает мелкие пуговички на кофте.
- Секс, Пак. Секс.
Он чуть не уронил кружку и резко повернулся к Лорен.
- Можно? – охрипшим от волнения голосом спросил он, пододвигаясь ближе.
Пак ждал этого уже месяца три, а Лорен не давала даже грудь потрогать. Неужели…
- Можно, - великодушно кивнула Зайсиз.
Мозолистые от гитарных струн пальцы сдвинули одежду и обхватили чашечкой кружевное белье. Лорен придвинулась ближе и мягко, словно в первый раз, поцеловала Пака.
- Спальня там, - спокойно кивнула она на дверь.
- Уже бегу, детка!
Пак торопливо встал, чуть не уронив стул.
«Вот это действительно великий день для Ноа Пакермана», - подумал он и кинулся догонять скрывшуюся за дверью Лорен.

@темы: R, PG-13, фанфик

Комментарии
2012-12-27 в 22:44 

ZAYNIE POTTAH
reck-a-less behaviour
о, я прослезилась, так люблю парочку Сэма и Мерс :weep3:
невероятно трогательно и так-так-так верибельно :inlove:
Рэбушко, вы просто... :red: :heart:

upd:
Рэйч и Пак - еще один когда-то любимый пейринг оО мне этот текст нравится, такой по-грязному реалистичный, в чем-то отчаянный, но все перекрывает удовольствие от прочтение, и негативного осадка не остается.
Сэм и Бриттани - аыыы :3 сразу так тепло стало, лицо улыбкой растянуло, пони-радуга-блондинчики :3
Тина и Майк просто :weep3: Майк действительно видится немногословным, но решительным парнем, и его эффектное появление очень-очень вовремя. Красивейшая рождественская зарисовка :heart:
Лорен и Пак вызывают у меня идиотскую улыбку) я всегда любила Пакермана, а тут ему досталась такая женщина, такая женщина, невероятно!) Лорен - идеальный характер, такая непосредственность и легкость решений, но что-то очень волевое за каждым ее движением, за каждым поступком. Читаешь и понимаешь, что вот такая-то ему и нужна) А не школьницы сопливые, которые о предохранении не знают, фи)

Ребушко, разбудили и погладили вы моего гетника сегодня, спасибо)) :heart:

2012-12-27 в 23:57 

Пациент скорее мертв
Кошка скончалась. Мех уже не тот на хвосте. Помалкивай или отведай.
winplsl, ох, Вася, вы такой мастер на отзывы т__т погладили так погладили :squeeze:

     

Сообщество извращенцев

главная